Задиры в стиле «нью эйдж»

Автор: АлексейНет комментариев

Многочисленные посты в Facebook с хэштегом ‪#‎янебоюсьсказать‬ какими-то окольными путями привели меня на блог психотерапевта Джулии Ингрэм, где я обнаружил эту вот статью. Она мне откликнулась настолько, что захотелось перевести её и опубликовать для русскоязычной аудитории. Что я, собственно, и делаю, предварительно получив разрешение автора. Читайте!

ЗАДИРЫ В СТИЛЕ «НЬЮ ЭЙДЖ»

Анна много лет следовала учению «нью эйдж». Она создавала астрологические таблицы, работала с паранормальными явлениями и полагала, что кое-что знает об этом мире. А потом её 26-летний сын совершил самоубийство. До этой трагедии (большинство психологов-консультантов склоняются к тому, что это самая тяжёлая утрата, с которой можно столкнуться) она свято верила в утверждение «Всё происходит по какой-то причине». Теперь Анна говорит: «Я больше в это не верю, как и не верю в то, что я что-либо знаю о том, почему мир устроен так, как он устроен».

«Когда люди говорили, что мой сын умер по какой-то причине, или что он сейчас находится в лучшем месте, или, что хуже всего, что он САМ ВЫБРАЛ умереть», делится Анна, «я была в шоке и в ярости. Это принижало смерть моего сына.»

Это не только принижало смерть её сына, это обесценивало её утрату.

Случай Анны напомнил мне об одной подруге, которая страдала от приступов хронической усталости. Она пришла к наставнику своей церкви «нового мышления», надеясь получить помощь в совершении ежедневных покупок и дел по хозяйству. Наставник же предложил ей менее прагматичный способ поддержки: он пообещал помочь ей проработать «уроки», которые она должна была извлечь из своей болезни. Моя подруга кое-как дотащилась домой и легла в постель, чувствуя себя одинокой и пристыжённой.

чувство вины, обвинение себя, самобичевание, самокопание, помощь жертвам насилия, психологическая травма, детская травма, как поддержать человека, как помочь человеку восстановиться от травмы, поддерживающие убеждения, вред духовных ученийЗа 36 лет работы психотерапевтом я повидала много клиентов, ставших жертвами людей, подобных тем, кого описала Анна и моя подруга. Я называю их «задирами в стиле нью эйдж» (в оригинале New Age Bullies — прим. переводчика) — это те, кто, иногда с самыми лучшими намерениями, как мантры повторяют заученные установки различных духовных школ, не понимая, насколько вредоносными могут быть их слова.

Некоторые из их любимых клише таковы:

Это произошло по какой-то причине.

Никто не может причинить тебе вред без твоего согласия.

Интересно, для чего ты притянул эту болезнь (или опыт).

Это просто твоя карма.

Не бывает несчастных случаев.

Нет никаких жертв.

Не бывает ошибок.

Как вариант, подобное поведение обнаруживается у людей, склонных к самобичеванию, которые винят себя за то, что они стали жертвой преступления, несчастного случая или болезни, и интерпретируют такие несчастья как подтверждение их личной неполноценности или признак того, что они недостаточно духовны.

Впервые я использовала термин «задира в стиле нью эйдж» после того, как посетила одну лекцию в ранних 90х. Лектор, популярный духовный лидер, процитировал излюбленную фразу последователей течения «нью эйдж»: «Мы создаём свою собственную реальность.» Женщина в аудитории попросила слова и рассказала, как она научила этому «факту» свою 7-летнюю дочь. Девочка упала с велосипеда и разбила колено. Когда она с плачем вбежала в дом, её мать велела ей сесть и подумать о том, как она создала это событие. К моему шоку, лектор призвал слушателей поапплодировать этой женщине. Сообщение было тотчас же подкреплено словами: даже детям нужно знать, что всё происходящее с ними является их собственным творением.

Я вскочила с места и воскликнула: «Я думаю, что этой маленькой девочке нужен был поцелуй и бинт, чтобы перевязать колено!». Когда я попыталась развить свою мысль, лектор прервал меня. «Вы новичок?» — спросил он, и затем начал говорить, как я была не права. Я села, смущённая и обескураженная. Только позднее я смогла ответить самой себе на этот вопрос: я-то не новичок, но семилетний ребёнок точно является начинающим в этом мире! И этот самопровозглашённый гуру учил ВЕРЕ, а не факту. Он задирал, травил меня тем вечером, и поощрял других делать то же самое.

Я выбрала слово «задирать» или «травить», потому что травля имеет отношение к силовому воздействию (власти). После трагедии в школе «Колумбайн» (массовое убийство двумя старшеклассниками других учеников и персонала школы с применением огнестрельного оружия, совершённое в 1999 году — прим. переводчика) преподаватели, правозащитники и психотерапевты стали уделять больше внимания факту травли. В основном они имеют дело со злостной травлей — намеренным и сознательным желанием причинить боль другому человеку. Это травля в своём самом деструктивном проявлении. Поскольку я определённо видела примеры подобного насилия в духовных кругах, я также призываю прислушаться тех, кто принуждает других к своей вере властным и догматичным способом, даже если их советы имеют добрые намерения.

С другой стороны, вера в то, что мы создаём свою собственную реальность, может быть очень вдохновляющей для некоторых людей. Мои клиенты, убеждённые, что они ответственны за свою собственную жизнь, намного лучше справляются с восстановлением от психологических травм, чем те, кто застревает в цикле чувства стыда и вины (за себя или других).

Классические книги холистических медиков, такие, как «Любовь, медицина и чудеса» Берни Зигеля и «Спонтанное исцеление» Эндрю Уэйла, демонстрируют ценность поддерживающих убеждений в процессе восстановления после заболеваний. Невролог Дэвид Перлмуттер, автор следующей книги «Лучший мозг», пишет: «Именно убеждение, что предопределённая судьбой реальность может быть изменена, и ведёт к статистически значительно лучшим результатам.»

Несколько лет назад Ген Келсанг Лингпур, которая ныне преподаёт в буддистском центре Тара Махаяна в Таксоне, получила диагноз — лейкемия. В то время она была руководителем бизнеса, выходцем из католической семьи. «Моей первой реакцией», рассказывала она, «было горе. Я много плакала и спрашивала: «Почему я?» Но потом я подумала — если мне осталось жить всего два года, я хочу, чтобы они имели какой-то смысл.»

Поиск смысла привёл её в буддизм, который, в свою очередь, привёл к вере в карму. «Я узнала, что всё приходит из Разума», вспоминала она, «но не из этого [улыбаясь, она указала на свою голову] разума. Всё, что происходит в этой жизни, это прямой результат действий в прошлой жизни.» С того момента, как она приняла убеждение, что её болезнь была результатом действий в прошлой жизни, она справилась с заболеванием и исцелилась через буддистские практики, с помощью своего терапевта.

Я спросила Ген Лингпур, как она применяет свою веру в карму, когда работает с больными раком. «Я никогда не говорю им в группе, что рак — это результат их действий из прошлой жизни», сказала она. «Я не знаю, их ли это вера. Это было бы неуместно.»

То, что она так разграничивает эти вещи — очень важно. Это причина, по которой аффирмации так часто не работают. Прийти к личной вере — это процесс. Для некоторых прозрение может случиться внезапно, как вспышка, но для большинства из нас необходима длительная работа; нужно пережить определённый опыт, чтобы перейти от желания к вере. Это как если бы вы читали инструкцию к какому-то агрегату и сразу перелистнули бы на последнюю страницу, пропустив таким образом все последовательные шаги, необходимые для правильной сборки. Если вы, к примеру, находитесь в самом начале процесса восстановления от детской травмы, вызванной сексуальным насилием, то первая стадия восстановления состоит в том, чтобы подвергнуть сомнению популярное убеждение, что вы каким-то образом сами «притянули» это насилие. Это убеждение рождается не из позиции силы, а из самоосуждения или стыда.

В моей терапевтической практике я не видела ни одного человека, кто был бы в состоянии миновать эту первостепенную задачу, осознав, что им не за что винить себя. Иногда единственное, что могут сделать клиенты на этой ранней стадии, это увидеть вину собственно насильника. Некоторые из моих коллег выражают озабоченность, что обвинение других держит клиента в роли жертвы. Я не хочу, чтобы мои клиенты застревали там, но это первое, что им нужно сделать, и может быть полезным шагом. Сказать чувствительному уязвимому клиенту, что жертв не существует — верный способ загнать его глубоко в чувство вины.

ОБВИНЯЯ ЖЕРТВУ

Многие люди на автомате бессознательно обвиняют самих себя за то, что они являются жертвой. Психологи-консультанты, работающие в центрах помощи жертвам насилия, знают, что для их клиентов это весьма долгий и тяжёлый процесс — вернуть ощущение личной силы (контроля). Было бы чрезвычайно жестоко спрашивать подвергшуюся насилию женщину, что она сделала, чтобы создать этот опыт, или предположить, что она не является жертвой. Я полагаю, что большинство людей, читающих эту статью, не допустило бы проявления такой бесчувственности, но есть и более тонкие способы обвинить жертву.

чувство вины, обвинение себя, самобичевание, самокопание, помощь жертвам насилия, психологическая травма, детская травма, как поддержать человека, как помочь человеку восстановиться от травмы, поддерживающие убеждения, вред духовных ученийОдна моя клиентка находилась в отношениях с мужчиной, который разделял её духовные верования. В начале нашей работы она описывала эти отношения в возвышенных прямо-таки мистических терминах. Однако, у неё были явно выраженные симптомы стресса в результате попыток ужиться с его 11-летним сыном, который регулярно выкрикивал полные ненависти замечания в её адрес.

Её жалобы по поводу неконтролируемого поведения мальчика и призывы к партнёру заняться сыном были встречены им с презрением. Он настаивал, что проблемой была её реакция на ситуацию. Когда она сказала ему, что поведение ребёнка причиняет ей эмоциональную боль, он ответил: «Никто не может навредить тебе без твоего разрешения.» Самый сильный стресс ей причинило осознание, что в реальности её партнёра это была ЕЁ проблема.

Я сказала ей, что он вёл себя как «задира нью эйдж». Он демонстрировал полное отсутствие сочувствия её боли, он не слышал её недовольства и предложений, и он стыдил её за её реакцию на агрессивность ребёнка.

Как только она перестала винить себя за то, что расстроена, и увидела, что проблемой была не её неспособность справиться с тем, что делал мальчик, а нежелание партнёра принимать всерьёз её недовольство и проявлять сочувствие, она прервала отношения. Теперь она была достаточно отстранённой, чтобы исследовать ситуацию в соответствии со своими собственными убеждениями.

Я поощряю клиентов тщательно исследовать убеждения, что следует оставаться в отношениях или на работе, где они подвергаются насилию, из-за «уроков, которые нужно извлечь», так как это может быть формой самобичевания.

ПОЧЕМУ «ЗАДИРЫ В СТИЛЕ НЬЮ ЭЙДЖ» ТАК ПОСТУПАЮТ

«Задиры в стиле нью эйдж» часто действуют из искреннего желания быть полезными. Это может быть также защитой. Представьте себе друга, который только что потерял близкого человека, или которому поставили диагноз с серьёзным заболеванием, и вы хотите его утешить. Или кого-то, кто, похоже, заключён в рамки деструктивного шаблона, и вы хотите сказать ему нечто, что заставило бы его думать по-другому, или принять на себя ответственность за свою жизнь. Проблема в том, что вы не знаете, как будут восприняты ваши слова. Если эти люди не разделяют ваши убеждения, ваш совет не поможет. Они могут решить, что вы их вините, или что вам безразличны их чувства.

«Обвиняя или стыдя жертву», говорит Ген Лингпур из буддистской традиции, «вы предполагаете, что этот человек знает, какую карму он создавал в прошлой жизни, и что он обладает этим знанием в настоящем. Мы НЕ знаем. Мы не можем знать преждевременно, какими будут последствия наших действий, так же, как не можем помнить, какие действия привели к такому результату. С этим иногда возникает проблема в буддистском сообществе, когда кто-то говорит о страдании другого — мол, это просто их карма. Утверждать так может только тот, кто лишён сочувствия.»

С точки зрения психологии есть ещё одна причина, по которой люди обвиняют жертв. Вики Шарп, адвокат, защищающая жертв на протяжении 26 лет, говорит: «Люди склонны обвинять жертву, потому что это позволяет им чувствовать себя менее уязвимыми и более способными контролировать. Женщина оставляет окно открытым однажды ночью, в него залезает мужчина и насилует её. Ход их мыслей таков: её изнасиловали из-за того, что она сделала нечто — оставила окно открытым, а поскольку я так не делаю, то я в безопасности.»

В моей практике я не даю советов по собственной инициативе, потому что не могу знать наверняка, каковы убеждения или уязвимости другого человека. Разумеется, я буду предлагать советы в контексте терапевтических сессий, или среди друзей, чьи убеждения и опыт мне знакомы.

Ген Лингпур согласна с этим. В её роли духовного учителя в буддистском сообществе она считает приемлемым представлять концепции, подобные учению о карме, по мере того как она ведёт своих учеников к более глубокому пониманию духовной веры, что не существует несчастных случаев и не существует жертв. Но это также вопрос намерения, контекста и природы взаимоотношений. Любые духовные учения можно легко опошлить и злоупотребить ими.

Возможно, все мы могли бы поучиться тому, что предположительно сказал Будда о вере:

«Не верьте ничему, потому что так сказал мудрец. Не верьте ничему, потому что это мнение распространено повсеместно. Не верьте ничему, потому что так написано. Не верьте ничему, потому что говорится, что это Божественно. Не верьте ничему, потому что кто-то ещё в это верит. Верьте только тому, что вы сами считаете истинным.«

Оригинал статьи: http://juliaingram.com/nab/

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Статьи

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *